light Главная light Почта light Архив light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36
logo
slogan
name
     
Javascript DHTML Drop Down Menu Powered by dhtml-menu-builder.com

Спортзал в России больше, чем спортзал.

«Самое главное – то, чего не увидишь глазами…»
«Маленький принц» Антуан де Сент-Экзюпери.


Человек в спортзале отжимается от пола. Держит прямым корпус, не допускает просадки поясницы, вытягивает в одну линию шею, сгибает руки в локтях вдоль тела, дышит в ритм, расслабляет мышцы при движении вниз и напрягает при движении вверх. Раз, два, три… или one, two, three… или un, deux, trois… ну, или на крайний случай, ити, ни, сан. Может ли он отжиматься по-русски, по-английски, по-французски или по-японски? Вопрос из разряда анекдотичных. Руки сгибаются в суставах под одними и теми же углами, биохимические реакции в мышцах одинаковы, процессы компенсации и суперкомпенсации в результате упражнений аналогичны. Но вот когда человек, шумно дыша и вытирая пот со лба, поднимается с пола и оборачивается к другому человеку… он общается так, как принято общаться в России, Англии или Японии и, соответственно становится англичанином, русским, японцем (хоть по крови может быть смесью бульдога с носорогом). Чтобы понять, как люди общаются в процессе тренировок, надо совсем немного - разобраться в том, как воспринимают себя и окружающий мир представители разных мировых цивилизаций. Все мы люди, но люди разные. Понимая необъятность этой темы, все-таки накидаем некоторые ориентиры.

Европа.

Точка отсчета для человека Западной цивилизации он сам – личность, индивид. Сложно сказать, откуда взялся такой подход и какими историческими условиями он был обусловлен. Истоки надо искать где-то в времени падения Римской империи и основании на ее территории кучи варварских королевств англов, вандалов, готов всех сортов (вестготов, остготов и так далее), но факт отстается фактом - на Западе отсчитывают от себя, личности, человека. Основная ценность – свобода этой самой личности.

Когда американцы "экспортируют" свободу как основную ценность в различные регионы земного шара они это делают не из изощренного коварства. Они действительно пытаются поделиться тем, что для них самое ценное. Очень интересны в этом плане американские плакаты второй мировой войны: "Этот человек твой друг, он сражается за свободу". Правда, не учитывается, что то, что ценность для одних, может не быть ценностью для других. А уж как "свобода" переводится и переводится ли вообще на китайский вопрос открытый.

Вообще от этой установки на свободу и независимость личности от других членов общества европейцы намучались в истории более чем. Ни в одном культурном регионе земного шара не было такого дробления, деления и войны всех против всех, как в Средневековой Западной Европе. Каждый герцог - барон - рыцарь тянул одеяло на себя. Что делать и как примирить хоть на время такое количество пауков в одной банке? Первые два способа лежат на поверхности. Найти общего врага. Например, организовать крестовые походы. Кто становится объектом "окультуривания" не важно - мусульмане сарацины, язычники прибалты, православные русские или католики (!) поляки. Главное, чтобы у всех пауков появился общий враг и желательно где-то очень далеко, куда вся эта пассионарная братия успешно сплавлялась, а Европа хоть на время могла вздохнуть спокойно. Второй способ не менее прост - найти самого крутого паука, который, выбравшись наверх, путем диких для других культур репрессий заставлял сидеть и не высовываться всех, кто рангом ниже. Это уже европейский абсолютизм во всей своей красе. Однако, за что можно уважать европейцев, так это за подвижность и изобретательность. Был найден третий путь, и родиной его является Англия.

Суть третьего пути в том, чтобы всемерно развивать и воспитывать индивидуальные качества, одновременно прививая навык "игры по правилам". Агличане целенаправлено занимались подготовкой элиты в закрытых учебных заведениях Итона, Оксфорда, Кэмбриджа, Йелля. Хоть это и были "учебные заведения", но они не столько давали ученикам знания (не важно, что джентльмен не знает математики и латыни), как в немецкой (а затем и русской) школе, сколько формировали характер и приучали соперничать и сотрудничать друг с другом исходя из взаимных обязательств и расчета. Средство - спорт и командные соревнования (бокс, футбол, баскетбол, гандбол, гребля). Эффективность такого подхода проверена самой историей. Воспитанная на данных принципах английская элита уничтожила в XVI веке испанскую империю, в XIX века - Наполеоновскую Францию, в XX веке - Гитлеровскую Германию и создала самую обширную колониальную империю в истории нашей планеты.

Свобода, либерализм, демократия и все другие парадигмы Западной цивилизации это, если присмотреться, способ установить такие правила, чтобы с одной стороны не сильно ущемлять личную свободу каждого, с другой стороны не допустить ситуации, когда махровые индивидуалисты перегрызут друг другу глотки. В результате, этот подход, как наиболее рациональоный, был перенесен на другие страны Западной цивилизации. Таким образом, западное общество это общество индивидуалистов, договорившихся друг с другом о приемлемых для всех правилах игры.

Азия.

В Восточной Азии (в Китае, Вьетнаме, Корее, Японии) точка отсчета для человека не его индивидуальность, а семья. Если найти истоки индивидуализма Европы сложно, то у восточного подхода есть конкретный автор (перефразируя Иосифа Виссарионовича - "У каждой ошибки есть имя и фамилия"). В V веке до нашей эры китайский мудрец Кун Цю, более известный у нас как Конфуций, в поисках наиболее рационального способа взаимодействия членов социума нашел его... в семье. На взгляд Конфуция идеал отношений в обществе это отношения между отцом и сыном, а сыновья почтительность сяо это основа добродетели – дэ. Эти отношения, когда верхний приказывает, учит и заботится о нижнем, а нижний подчиняется, доверяет и благодарен верхнему был спроецирован на все стороны жизни восточного общества: начальник - подчиненный, учитель - ученик, император - подданные и закрепен в «Каноне сыновней почтительности». Данная книга настолько доходчива и проста, что даже использовалась... в качестве учебника для обучения чтению. Кстати, интересно, что "подчинение" в данном случае совсем было не безусловным. Нормой считалась как критика отца сыном (естественно, с соблюдением всех ритаулов почтительности), так и подача предложений государю от министров с целью улучшения положения страны.

В Японском варианте это звучало, как правило «ствола и ветвей», где родители – ствол дерева, а дети его ветви. Человек, пренебрегающий почтительностью по отношению к своим родителям, никогда не постигнет добродетели и не может считаться самураем. Продолжением долга перед родителями рассматривался долг перед господином. Самурай «не оставит господина даже в том случае, если число вассалов его сократится со ста до десяти и с десяти до одного». Здесь же лежат истоки современной восточной корпоративной этики, где люди сотрудничают исходя не из трезвого расчета, а из доверия, признательности, добровольного подчинения.

Любопытный штрих. Если задать русскому или европейцу вопрос - где ты работаешь, он скорее всего ответит - "Я водитель, преподаватель, директор" и так далее. Японец на подобный вопрос отвечает - "Я работаю в компании Тайота, Мицубиси" и так далее. Неважно, работает он там директором или водителем, но принадлежность к определенной структуре на Востоке важнее положения в этой структуре.

Восточная иерархия удивительно устойчива к любому воздействию и создала самые стабильные в истории общества. До недавнего времени можно было считать, что подобные общества инерционны и мало способны к развитию и соревнованию с обществом западных индивидуалистов, но XX – XXI век доказал, что японская и китайская корпоративность вполне конкурентно способны. Восточное общество это иерархическая структура, где каждый знает свое место и свой уровень.

Россия.

Мировоззрение славянских народов основано на обществе, мире (не случайно в русском языке «мир» имеет двойное значение, обозначая и сообщество людей и мир вообще), объединении людей ради общей цели. Особенно сильно эта тенденция выражена у русских, белорусов, украинцев, казаков и других народов, сложившихся в сфере влияния Российской империи. Наиболее слабо у западных славян подвергшихся европейскому влиянию – чехов, словаков, поляков. Поэтому дальше мы будем говорить именно о русских, но не как о национальности, а как о культурной общности русского мира. Если наибольшая ценность для европейцев – свобода, азиатов – иерархия, то фетиш русских – дружба.

Интересно само происхождение слова «дружба» в русском языке. «Дружба» происходит от слова «дружина», то есть дружба это отношения, которые связывают между собой воинов, шире – мужчин при достижении ими общей цели. «Дружба имеет боевой генезис» - чем больше трудностей при достижении цели и чем опаснее процесс, тем сильнее мужская дружба. Самый максимальный вариант – фронтовая дружба, что называется «положить душу свою за други своя» и "нет уз святее товарищества!".

Мы, русские удивительно легко объединяемся друг с другом, если есть ради чего объединяться. Ну что, наваляем этим (туркам, французам, немцам)? А давай соберем мужиков и махнем на (Алтай, Сибирь, Аляску)! А вот назло буржуям поднимем (Уралмаш, Магнитку, БАМ)! Даже наша первая религия – православие это, по сути, объединение людей перед Богом – «Миром господу помолимся – господи помилуй!», а вторая религия – коммунизм, это объединение людей ради построения справедливого общества "Пролетарии всех стран - объединяйтесь". Правда, это умение объединяться и сплачиваться имеет и обратную сторону медали. Наваляли, открыли, подняли, помолились – ну и что ты ко мне пристал, как банный лист? Иди отсюда на фиг, и без тебя тошно.

Нам, русским, не особенно нужны либерализм и демократия. Если есть общая цель, мы и так договоримся друг с другом. Если цели нет, никакие правила игры, никакой «общественный договор», в том числе и народа с властью, мы соблюдать не будем. Еще меньше нам подходит восточная иерархия с ее ритуалами доминирования и подчинения. Власть на Руси легитимна, пока служит общей цели. Мы подчинимся власти, если власть преследует общую с народом цель и пошлем матом любую власть, если поймем, что она живет только для себя. Впрочем, здесь есть варианты. Белорус плюнет и уйдет в леса, русский пошлет всех куда подальше и свалит куда-нибудь за Урал, украинец рванет на груди вышиванку и устроит у себя Майдан. Если же славян действительно довести до ручки… кто-то точно сказал, что нужно быть очень отважным, или очень глупым человеком, чтобы восстанавливать против себя население Восточной Европы.

Уступает ли русское умение объединяться Западному индивидуализму или Восточной иерархии? У всех свои минусы, свои плюсы, свои сильные и свои слабые стороны. Но чем серьезнее ситуации, тем сильнее и быстрее сплачиваются русские в единый организм. Не буду приводить набившие оскомину примеры про войну. Как мы умеем сплачиваться и давить все на своем пути, могут рассказать в красках поляки и турки, французы и немцы. Совсем свежий пример. Когда в 1998 году случился дефолт, специалисты предсказывали, что Россия не восстановит свою экономику в течение нескольких десятилетий. Мы справились за год - другой. Пытаясь понять причину столь сильного отклонения от прогнозов, выделили интересный феномен – у русских оказались очень разветвленные и многочисленные горизонтальные связи между людьми. Пашу уволили с работы, но школьный приятель Саша помог устроиться работать на склад. Паша, зная, где что и по какой цене продается, подсказал, как провернуть выгодную сделку Олегу. Олег, по-дружбе, одолжил заработанные на сделке деньги сидящему на мели Роману, Роман на одолженные деньги открыл собственное дело и взял на работу Сергея, Сергей… И пошло-поехало. Парадокс, но русские наиболее хорошо себя чувствуют, когда все в полном уате и надо напрячь общие силы для вытаскивания страны из той трясины, в которую ее завели годы спокойной и обеспеченной жизни. Русское общество это объединение людей связанных между собой дружбой ради общей цели.

Среди либералов часто можно услышать сожаления, что Россия не Европа, что люди у нас к порядку и культуре не приучены, что все надо менять, что русской цивилизации с ее особенностями вообще не существует, а есть лишь неудачный европейский вариант монгольского улуса. Есть хороший анекдот: «Как в России сделать все, как в Германии? Так очень просто, надо Россию немцами населить». Нам уже поздно встраиваться в культуру Западной цивилизации, как чехам и полякам. Те совершили этот процесс на ранних стадиях формирования этноса. Мы сложились в совершенно других условиях в ходе долгой и сложной истории. Можно использовать сильные стороны русского менталитета и микшировать слабые, изменить можно одним способом – уничтожив восточных славян. Кстати, с этой точки зрения можно только посочувствовать украинцам. Начав формирование в сфере Речи Посполитой, закончилось формирование украинского этноса в границах Российской империи и этот раскол между восточно-европейской и западно-европейской психологией, так или иначе, всегда будет присутствовать в психологии Украины.

Все вышесказанное не значит, что на Западе или в Японии нет дружбы (перечитайте еще раз «Трех мушкетеров» Дюма или посмотрите фильм ""). Люди объединяются с людьми ради общей цели всегда и везде, а значит, и дружить они тоже будут. Аналогично не имеет смысла утверждать, что на Западе или в России нет иерархии. Иерархические структуры заложены в нас со стаи обезьян и гораздо древнее любой современной культуры. Вопрос в расстановке приоритетов. Запад – свобода и взаимодействие, Восток – иерархия и подчинение, Россия – дружба ради общей цели.

О спорт, ты мир.

Как отражаются эти закономерности на спорте? Самым прямым образом.

На Западе спорт сближает людей ровно настолько, насколько нужно для соблюдения тех самых общих правил игры. Самый же яркий пример спорта на западный манер это… тренажерный зал. Каждый приходит тогда, когда ему удобно, занимается на тех тренажерах, на каких считает нужным, естественно здоровается и улыбается окружающим людям (что тоже входит в правила игры), и, сделав необходимую программу, спокойно отправляется по своим делам.

Идеальный восточный спорт это семейный стиль в Китае или школа боевого искусства в Японии, в миниатюре копирующая восточное общество. Как говорят сами японцы «каратэ и дзюдо это не просто спорт, каратэ и дзюдо – это школа жизни». Восточная школа это сложная структура из горизонтальных и вертикальных связей. Роль горизонтальных связей выполняет поясная система, предполагающая постепенное продвижение по карьерной лестнице. Вертикальные связи складываются между кохаями – семпаями, где каждый семпай (опытный ученик) курирует кохая (новичка). На верху всей структуры стоит учитель-сэнсей. Все это закреплено сложной системой ритуалов и духом верности школе и мастеру.

Где же здесь наше место? В 90-е годы, когда по стране прокатился бум каратэ и ушу, у нас пробовали насаждать «дух и букву» восточных школ. Получалось плохо. Экзотика вещь привлекательная, но не особенно нравятся нашим людям сложные ритуалы, не говоря уже о восточной иерархии подчинения. Кстати, аналогично современным либералам, часто приходилось слышать от многочисленных сенсеев жалобы на то, что людской материал у нас недостаточно хорош для образования «настоящей» школы. Никакого глубокого почтения к учителю в глазах учеников не заметно, хоть и кланяются все строем как заведенные. В наше время все больше строят фитнес-клубов по западному образцу. Пришел, улыбнулся девушке на ресепшене, потренировался себе в удовольствие, заплатил деньги, еще раз улыбнулся на выходе и свободен. Вот только жалуются наши люди, что нет в таких фитнесах чувства локтя, нет общности столь важной для русского человека.

Что остается? Те секции, где есть такие неосязаемые, но важные для нас вещи, как дружба и общая цель. И не важно, во что одеты люди на тренировке (кимоно, самбовка, камуфляж), или как они приветствуют друг друга (поклон, рукопожатие). Для нас важно чувствовать, что мы все здесь собрались для того, чтобы делать общее дело и следовать вместе общей цели. И если эта общая цель найдена, мы, русские, горы свернем, в прямом и переносном смысле.

«Нет уз святее товарищества! Отец любит своё дитя, мать любит своё дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь своё дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдёт до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе, а... — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: - Нет, так любить никто не может!» Гоголь «Тарас Бульба»

 

Статья поставлена в интерент 16.10.14

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt