light Главная light Почта light Архив light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36
logo
slogan
name
     
Javascript DHTML Drop Down Menu Powered by dhtml-menu-builder.com

Люди на войне.

Меня всегда интересовала военная история. Кроме того, мне, как спортивному инструктору, было любопытно понять методы работы с людьми на войне. Несколько наблюдений по данному вопросу относительно немецкой, советской и американской армии. Это три наиболее эффективные армии на европейском театре военных действий. Все остальные, типа итальянцев, французов, румын или венгров рядом не стояли. Во всех трех по-разному решался вопрос подготовки и использования человеческого ресурса. Все ниже сказанное только мое мнение и наблюдения, что называется ИМХО - in my humble opinion.

Немецкая подготовка.

вторая мировая война, вермахт, красная армияНемцы делали серьезную ставку на человеческий фактор. Обучали и готовили они солдат и офицеров очень тщательно. При том, далеко не только в ходе Второй мировой войны. Можно предположить, что истоки такой подготовки лежат в немецкой системе образования XIX века (которая, кстати, была взята за основу в СССР). Еще в 1870 году Бисмарк сказал, что войну с Францией выиграл прусский школьный учитель. Уже в ходе Первой мировой войны специально обученные немецкие штурмовые группы из 3 - 4 человек, вооруженные ручными пулеметами, гранатами и взрывчаткой взламывали оборону союзников на Западном фронте (то, для чего англичане изобрели, ни много, ни мало танк). Эта система подготовки постоянно совершенствовалась и совсем не походила на прусскую муштру, о которой у нас любят говорить.

Если совсем кратко, то в большинстве стран система военной подготовки до сих пор опирается на следующую логику: если я делаю так, противник может в ответ действовать так или так. Значит, в ответ на его действия я должен делать то, то или еще то… Вроде все правильно и логично, но противник на то и противник, чтобы действовать не только «так и так». На войне всегда появляется не учтенный в учебнике вариант и вся стройная логика подготовки, забитая в голову офицера и солдата, летит к чертовой матери. Плюс проклятый «человеческий фактор», так как одно это строить логические схемы в аудитории или на учениях и совсем другое в состоянии стресса на войне.

Вот эту ловушку, в которую и упирается военная подготовка практически всех армий, немцы обошли посредством внедрения в сознание военнослужащих системы взаимосвязанных между собой принципов. Например, принцип поиска слабого места в обороне противника, принцип рассредоточения, принцип фланговой поддержки. Реализация этих принципов всецело зависела от конкретной обстановки на поле боя. И эти принципы немцы вбивали в головы снизу до верху, от солдата до генерала, в результате чего вся немецкая армия действовала гибко, разнообразно, но как единое целое. Намертво заучив на уровне рефлексов, что всегда надо искать слабое место в обороне противника, немецкий солдат не бросался грудью на пулемет, но искал ложбину, чтобы подобраться и забросать пулеметное гнездо гранатами. Немецкий офицер не поднимал солдат на лобовой штурм высоты, а стремился найти такой огневой рубеж, с которого можно подавить огнем окопавшегося на высоте противника. Немецкий генерал, не приказывал «прорвать оборону любой ценой», а искал способ обойти оборонительный рубеж, прорваться в тыл и перерезать коммуникации занимающих оборону войск (практика блицкрига).

В ходе Второй мировой войны немцы постоянно переигрывали противников на непредсказуемости. Так в 1940 году, во Франции, все были уверены, что вермахт будет наступать, как и в Первую мировую войну, вдоль побережья и охватывать Париж с севера (план Шлиффена), но немцы нанесли удар танковым клином через Ардены и с юга прижали союзников к побережью. В результате, через месяц, Франция, как мощнейшее государство на европейском театре военных действий просто перестала существовать. А в 1941 году под Вязьмой, немцы обыграли уже нас. Советское командование было уверено, что противник будет, как всегда, наступать вдоль дорог, где и были сосредоточены основные силы прикрытия. Немцы начали наступление по бездорожью (сказались ранние холода), обойдя укрепленные позиции на шоссе и… только пленными в Вяземском котле мы потеряли 600.000 красноармейцев (для сравнения, под Сталинградом в плен попало 90.000 солдат и офицеров Вермахта), на фронте огромная дыра более 100 км и чуть не сданная столица. Самое интересное, что это только для противников действия немцев были непредсказуемыми, сами немцы просто применяли на практике те, принципы, которым их учили.

Результативность такой подготовки оказалась очень высокой. Из песни слова не выкинешь. В ходе войны, при равном соотношении – 5 самолетов против 5 самолетов, 20 танков на 20 танков, 1000 солдат на 1000 солдат немцы били практически всех – русских, англичан, американцев. Правда, по горькой для нас финской шутке в ходе советско-финской войны: «Один финн может убить девять русских, но что делать, когда появляется десятый?».

Русский героизм.

вторая мировая война, красная армия, вермахтСоветская система военной подготовки была далека от идеала. Русский офицерский корпус был практически уничтожен в ходе революции и гражданской войны. У нас часто говорят, что война изменилась настолько, что ветеранам Первой мировой на фронтах Второй делать было нечего. Сомнительное утверждение, особенно в свете того, что в немецкой армии весь высший офицерский состав воевал в Первую мировую войну, начиная с самого Гитлера и Геринга. Им приобретенный ранее опыт позиционной войны почему-то воевать не мешал. Русские офицеры были не глупее немецких и люди такого мужества, патриотизма и военного таланта как Антон Деникин, Сергей Марков, Михаил Дроздовский, Владимир Каппель и еще десятки тысяч русских офицеров с опытом Первой мировой войны были бы не лишними и на фронтах Второй мировой. Увы, в Красную армию на смену «золотопогонникам» пришли вчерашние крестьянские дети «от сохи», которые были совсем не глупее потомственных дворян, а в чем-то сообразительнее и целеустремленнее их, но вот опыта, грамотности и умения работать с людьми, то есть профессиональных офицерских навыков, им явно не хватало. Времени от Гражданской войны до 1941 года прошло совсем мало, и готовили в СССР новых офицеров бешеными темпами. Однако, большинство этих плохо, но хоть как-то подготовленных офицеров и солдат кадровой Красной армии полегло в 1941 году (в том числе и мой дед – лейтенант саперных войск). Далее все четыре года войны подготовка и работа с солдатами в Красной армии часто сводилась к импровизации на поле боя. Как вспоминал один ветеран – показали, как разбирать винтовку, дали 4 раза выстрелить и в окопы. Вот и вся подготовка.

Сильная черта Красной армии состояла в готовности солдат и офицеров жертвовать собой ради других, либо ради выполнения боевой задачи. Известный подвиг Матросова, закрывшего собой амбразуру пулемета – пусть я сейчас умру, но вот те, за моей спиной, будут жить! Гастелло, таранящий на самолете колонну военной техники – да, я сдохну, но хоть одного гада с собой утащу! Солдаты бросались с гранатами под танки, летчики и танкисты шли на таран вражеской техники. Офицеры и политработники первыми вставали под пулеметы из окопов и вели пехоту в атаку по минному полю, и люди шли за ними потому, что «пусть мне конец, но зато за мной пройдут танки и этих сволочей на гусеницы намотают». Подобный подход, аналогично принципам подготовки вермахта, внедрялся в Красной армии снизу доверху. Примеры такого самопожертвования можно множить и множить, но только один случай, произошедший в 1942 году.

Обстановка на Кавказе, после прорыва немцев под Сталинград и броска на юг за нефтью Майкопа и Грозного, была тяжелейшая. Офицеры немецкой горной дивизии «Эдельвейс» мало того, что все имели серьезную альпинисткою подготовку, так еще и в 30-х годах исходили Кавказ собственными ногами и отлично знали местный рельеф (до сих пор некоторые горы в Осетии носят немецкие названия). Наши офицеры гор не знали и воевать в горах не умели. Все советские альпинисты были раскиданы по фронтам от Мурманска до Сталинграда. В результате ключевые перевалы кавказского хребта немцы захватили стремительно. Чтобы отбить один из таких перевалов был набран взвод добровольцев. Решили ночью забраться по вертикальной стене со стороны, с которой немцы не ждали нападения. Одна проблема – альпинистского снаряжения не было, да если бы и было, бить крючья в ночной тишине самый простой способ обнаружить всех. Поэтому каждый лез на свой страх и риск с одним условием – при срыве и падении с вертикальной стены не кричать, чтобы не выдать остальных. Несколько человек сорвалось и разбилось насмерть. НИ ОДИН НЕ ЗАКРИЧАЛ.

Часто эту готовность к самопожертвованию и героизму называют национальной чертой русского характера, но вот в ходе только что отгремевшей Первой мировой войны что-то ничего подобного в русской армии замечено не было (а может, не было необходимости). Скорее, дело в грамотной и умелой советской пропаганде, когда подвиги Матросова или Гастелло становились образцом для подражания тысяч людей. С этой точки зрения фраза, что «Отечественную войну выиграл народ» выглядит не очередным лозунгом, а констатацией факта. Стихотворение Константина Симонова «Так убей» оружие более страшное, точное и смертоносное, чем все танки Т-34 вместе взятые.

«Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!»

Американская сообразительность.

вторая мировая война, красная армия, вермахт, американская армияВсе познается в сравнении. Советская система военной подготовки уступала немецкой, но у американцев ее… вообще не было. Количество офицеров, которых готовили в учебных заведениях было просто мизерным. Так знаменитый Вест-Поинт исправно выпускал офицеров для девяти частично укомплектованных пехотных дивизий, двух кавалерийских и одной бронетанковой бригады (именно столько было в сухопутной армии США перед войной). Готовить офицеров резерва для будущей войны, которая еще может и не начаться, прижимистые и умеющие считать деньги американцы не желали. Для этих же подразделений мощнейшая американская промышленность выпустила в 1938… 18 средних и 74 легких танка. Остальное население Соединенных Штатов в армии не служило (что такое всеобщая воинская обязанность американцы не знали), воевать не собиралось, и, когда началась война, было поставлено буквально перед фактом: вот тебе снаряжение и оружие – выкручивайся и выживай, как можешь. Американцы на фронтах Второй Мировой это не солдаты, сержанты и офицеры, это фермеры, полицейские, страховые агенты и банковские служащие одетые в военную форму.

Самое интересное, что эта масса гражданских лиц без немецкой подготовки и без русской готовности к самопожертвованию училась воевать чрезвычайно быстро и воевала совсем не плохо. По крайней мере, гораздо лучше упомянутых выше французов, итальянцев и прочих. Да, господа ура-патриоты, придержите языки и помните, что мы здесь обсуждаем не лично господина Рузвельта или правительство Соединенных Штатов, а тех американских парней, которые по грудь в воде шли в атаку на немецкие пулеметы на Омаха-бич. А каждый немецкий пулемет, который косил американских десантников на пляжах Нормандии, не стрелял по нашим дедам в Белоруссии.

Откуда же бралось у неподготовленных американцев такое умение учиться, при том, подчас, уже в боевых условиях? Возможно, дело в том, что обычная жизнь в Америке построена на принципах жесткой конкуренции. Годами сидеть на попе ровно и зевая смотреть в окно, как можно было в Российской империи, либо ходить на работу «от звонка до звонка», как в Советском Союзе, там не получится. В любой сфере деятельности и на всех уровнях американцы привыкли постоянно крутиться, искать пути развития и варианты выхода из тупика, просто чтобы быть «на волне». Сообразительность, подвижность мозгов и умение найти нестандартный выход из любой ситуации стало преимуществом американцев в ходе войны.

Начать можно с бытовых мелочей. Мы привыкли к тому, что на рукавах курток выше локтя нашивают накладные карманы. Но придумали этот карман американцы в ходе войны для того, чтобы летчик, сидящий за штурвалом самолета, мог легко вынуть оттуда пачку сигарет. Двухцветные куртки с яркими подкладками американцы изобрели для того, чтобы легче было находить пилотов, сбитых над Тихим океаном. Попавший в воду летчик выворачивал куртку наизнанку яркой подкладкой наружу и становился виден издалека. Большинство армий в наше время носят берцы или высокие шнурованные ботинки. Тоже изобретение сообразительных янки. В ходе войны американцы выбросили много десантов с воздуха. Но при приземлении десантники часто ломали и вывихивали лодыжки. Ни низкие ботинки, которые носили американцы и англичане, ни сапоги, в которых ходили русские и немцы, ногу не фиксировали и американцы изобрели высокие шнурованные ботинки. Силикон для военной медицины, массовое использование гидроусилителя руля, чтобы можно было вести машину одной рукой, когда вторая занята оружием или ранена и так далее, и тому подобное, но есть и более интересные примеры.

В ходе войны американцы расшифровали японские и немецкие военные коды и свободно читали донесения противника. У немцев дешифровщики были не хуже американских и любой, самый сложный код немцы рано или поздно бы взломали. Понимая это, американцы использовали в качестве связистов индейцев навахо, говоривших в эфире на родном языке, который был… бесписьменным. Расшифровать не европейский язык (в языке навахо 4 тона, которые влияют на смысл фразы), у которого нет ни письменных источников, ни свода грамматических правил, ни даже простого алфавита немцам оказалось не под силу. Правда, возникла одна сложность. В языке навахо не было слов для обозначения современной военной техники, и пришлось самолет называть «не-ахс-я», то есть «сова», а подводную лодку — «беш-ло», дословно — «железная рыба». Ну а Гитлера связисты-индейцы назвали просто «поса-таи-во», то есть «сумасшедший белый человек». Если будет возможность, посмотрите фильм «Говорящие с ветром» - (англ. Windtalkers) так называли себя индейские связисты.

Или другой пример. Ожидая вторжения в Европу, немцы готовились развернуть в тылу союзников настоящую диверсионную войну. Они подошли к делу с немецкой методичностью. Четыре года с 1940 по 1944 готовились схроны оружия и взрывчатки, была внедрена и развернута агентурная сеть. Особую ставку немцы делали на маскировку своих диверсантов под офицеров союзников. Еще в 30-х годах из Америки в Германию вернулось много этнических немцев. Английский язык они знали как родной, была массово заготовлена военная форма союзников и документы. Как опознать диверсанта в приближающемся к военному объекту офицере, который чисто говорит по-английски и одет в американскую военную форму? Американцы за несколько недель свели на нет 4 года немецкой подготовки. Они поручили охрану военных объектов в тылу… неграм с приказом стрелять в любого приближающегося к объекту белого. Немецкие диверсанты отлично говорили по-английски, были одеты в форму союзников, но… они не были неграми.

P.S. А теперь личное замечание. Чем больше я изучаю историю Второй Мировой войны, тем больше начинаю ненавидеть Гитлера, Сталина, Рузвельта, Черчилля, Муссолини и всех руководителей великих держав начала XX века. Проблемы между странами есть всегда, но неумение или нежелание договориться между этими лидерами сломало жизни ДЕСЯТКАМ МИЛЛИОНОВ нормальных людей.

 

Статья поставлена на сайт 5.04.2017

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt