light Главная light Почта light Архив light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36
logo
slogan
name
     
Javascript DHTML Drop Down Menu Powered by dhtml-menu-builder.com

Киевская Русь или откуда пошла Земля Русская.

Рюрик и компания или предложение, от которого трудно отказаться.

«В IX веке племена славян Восточной Европы объединились и образовали государство – Киевскую Русь и, как рассказывает летопись, пригласили варягов – умелых воинов из северных стран, чтобы они водили их в походы и творили суд» - строчки из книжки для детей, которую читает на уроках по окружающему миру моя дочь. Так и рисуется красивая картинка – собираются длиннобородые старцы в славянских рубахах с резными посохами, чинно рассаживаются по лавкам светлой горницы и решают всем миром жить вместе в одном государстве, которое теперь будет называться Киевская Русь. Ну и заодно, чего уж мелочиться, пригласить кого-то вроде эффективного менеджера на роль князя. Правда, про то, что это государство называется «Киевская Русь», жители этого государства знать не знали, ведать не ведали. Они думали, что живут просто на Руси.

Интересно, как технически объединились племена славян Восточной Европы и, главное, зачем? Представьте на секунду, что у вас нет мобильного телефона, нет почты, вообще никаких средств связи и попробуйте провести встречу представителей племен, которых разделяют 1000 км речных дорог (дорог по лесам и болотам еще просто нет даже в проекте). Второй, не менее интересный вопрос – зачем славянским старейшинам было выбираться из своих лесов, ехать и плыть за сотни километров, чтобы основывать какое-то общее государство, а заодно посадить себе на шею князей и дружинников, платить налоги, подчиняться общему закону, а не местным обычаям, и вкусить все прочие прелести централизованной власти? То, что любое государство – это, в первую очередь, аппарат подавления недовольных и несогласных, еще никто не отменял.

Возможно, что все было несколько проще и, одновременно, логичнее. К моменту появления на просторах Восточной Европы единого государства, славянство уже прошло длительный путь развития (около 500 лет), расселившись на просторах Европы от Эльбы на западе до Урала на востоке и от Белого моря на севере до Адриатического моря на юге. Поскольку миграция на сотни километров в другие климатические зоны, увеличивающаяся смертность старых и малых в дороге, неизбежные проблемы с питанием при обустройстве на новом месте, стычки с аборигенами (свято место пусто не бывает) и так далее – предприятие всегда опасное, можно с уверенностью сказать, что большую часть пассионарного потенциала славяне растеряли задолго по появления Киевской Руси. Сформировавшиеся к IX веку племенные союзы вятичей, кривичей, полян, словен и так далее были вполне довольны своим нехитрым бытом, о военных походах и прочих авантюрах не помышляли и вообще спокойно сидели по своим лесным и болотным углам. Так что на государство, созданное молодым и активным народом из военной или экономической необходимости, Киевская Русь ну никак не походила. Если печенеги грабят полян, то это проблема полян, но никак не вятичей, которые никаких печенегов в глаза не видели. А если у вятичей проблемы с местным финнами, то поляне, учитывая расстояния и менталитет тут совсем не причем. Еще меньше в объединении было экономической необходимости. На дворе IX век, натуральное хозяйство, и каждое племя обеспечивало себя полностью. Давайте поищем более простую и банальную причину возникновения государства.

По рекам Восточной Европы, на беду или на счастье местных славянских и не только славянских аборигенов, проходил крупный, по меркам средневековья, торговый путь «из варяг в греки». Кстати, таких торговых путей было несколько. Речная сеть в лесах Евразии одна из самых густых в мире. О пути по Днепру, ведущему в Константинополь и далее в Византийскую империю, знают все, но не меньшее значение имел путь по Волге, выходящий на Каспийское море, а затем на порты Дербента, Баку и далее в Персию. А уж какие товары пользовались большим спросом – византийские или персидские, судить сложно. Одним словом, плавали купцы по Восточной Европе много и активно, как с севера на юг, так и с юга на север.

Известно во все времена, что любой оживленный торговый путь – это золотая жила. И рано или поздно кому-то, кроме самих купцов, приходит в голову, что эту жилу можно эксплуатировать. Закономерно появляются группы людей в кольчугах с тяжелыми мечами и топорами на ладьях (или драккарах), которые купцов режут, а товары присваивают себе. Купцы, естественно, вооружаются, стоимость товара и риски растут, и торговый путь начинает чахнуть. В какой-то момент наиболее сообразительный главарь одной из промышляющих разбоем шаек понимает, что так скоро можно остаться совсем без работы, и делает старый как мир вывод, что резать курицу, которая несет золотые яйца, не лучший способ бизнеса. Ухмыляясь в бороду, он делает предложение, от которого трудно отказаться: «Эй, купцы, а давайте я здесь порядок наведу, а вы мне за труды праведные отстегнете часть барышей!» Несогласные с новым порядком (другие главари шаек и, часто, бывшие товарищи) рубятся в капусту, а купцы, ругаясь на чем свет стоит, развязывают мошну и начинают регулярно отстегивать новой власти часть прибыли за право плавать по еще недавно ничейным рекам. Не знаю как вам, а мне эта ситуация напоминает стандартный рэкет, когда бандитская группировка, перестреляв конкурентов, обкладывает налогом уличные ларьки. Несмотря на 1000 лет разницы, процессы очень похожи. Заодно снимается вопрос о том, откуда приплыл в Новгород Рюрик с дружиной, а то у нас все копья сломали (хорошо хоть виртуальные) в спорах – швед он, норвежец или славянин с побережья Балтики. А вам лично так ли важно, на каком языке говорит рэкетир, требующий у вас денег? И уж точно, что набирал себе дружину Рюрик не по языку или цвету волос, а, так сказать, по профессиональным навыкам. Умеешь владеть мечом, из лука стрелять и на коне ездить, поджилки не трясутся, когда должнику надо ухо отрезать – добро пожаловать в ОПГ (организованную преступную группировку) IX века под гордым названием княжеская дружина.

Почему Рюрик, скорее всего, был именно главарем шайки, промышлявшей разбоем на торговых путях? Ни в норвежских, ни в шведских хрониках, да и в источниках о балтийских славянах ни о каком княжеском роде Рюрика ни слова не сказано. Общество тогда было сословным. Если бы у Рюрика водились знатные предки, неужели летописцы не упомянули бы: а наш-то князь вон из какого древнего и знатного рода вышел, орел (ну или сокол – эмблема рюриковичей)!!! Возник данный княжеский род как чертик из табакерки (ну или как варяг с драккара). Кроме того, из кого выходит лучший охранник? Правильно, из бывшего киллера.

Как придать «легитимность» новому князю и его власти (особенно если не хватает знатных предков)? Записать в летописях, что сами местные пригласили, просили, умоляли, в ногах валялись: «Приди и владей нами!» Впрочем, может и пригласили чужого главаря шайки, как приглашают чужого авторитета, когда с местными отморозками совсем договориться нельзя, а беспредел такой, что жить (плавать) невозможно. Про личность самого Рюрика мы можем только гадать. Не оставили современники о нем ни воспоминаний, ни мемуаров, даже интервью не взяли, но можно предположить, что у него были все качества, необходимые для того, чтобы выбиться из ничего во власть, удержать ее и основать династию, правившую в Восточной Европе 600 лет. Какие качества необходимы для столь нестандартного мероприятия – решать вам (ну или почитайте книгу Николо Макиавелли «Государь»). Отсутствие знатного происхождения и возможное авантюрное прошлое ни в коем случае не умаляет достоинств Рюрика. Большинство династий Средневековой Европы имели в своих предках разбойников с большой дороги (ну или с широкой реки). C`est la vie – это жизнь, как говорят французы.

Рождение государства или кто тут разбой творит на моей реке?

Далее процесс образования древнерусского государства, скорее всего, шел следующим путем. Приплывает византийский (или персидский) купец к кривичам (или словенам) торговать. Раскладывает на берегу реки товары – ткани, курагу, вино, масло, изюм и прочие дары юга. Заметьте, что в русском языке есть особое название для сушеного абрикоса – курага, для сушеного винограда – изюм. Вино и масло явно появились на Руси раньше, чем аборигены увидели виноград или маслины, то есть то, из чего их делают. А уж то, что и вино, и изюм производят из одного фрукта, славянам в голову не приходило. Присматриваются кривичи к разложенным товарам, торгуются с прижимистым купцом и понимают, что нет у них столько меда и мехов, чтобы приобрести все, что предлагают, а попробовать-то хочется. Но, «закон – тайга, прокурор - медведь».

- А не слишком ли много ты, мил человек, за товар хочешь? В прошлом-то году дешевле было! – спрашивает кривич, задумчиво взвешивая в руке тяжелый топор.

Купец что-то пытается объяснить про новую власть, засевшую в городе, про княжеские налоги на торговлю, про наглеющих на глазах дружинников, про бедных жен и голодных детей за морем.

- И сколько же вас, мироедов, на мою честную крестьянскую шею собралось! - впадает в ярость кривич.

Слово за слово и купец понимает, что уже не до прибыли, ноги бы живому унести, и уносит, оставив весь товар на берегу. Естественно на обратном пути купец кидается в ноги князю: «Ограбили, обобрали, весь товар воры забрали!!!!!» Князь хмурит брови. На купца ему, само собой, наплевать, но, если тот остался без товара, то что с него возьмешь? Кроме того, если узнают, что на торговом пути купцов обирают и грабят, так ведь не приплывет никто в следующий раз. Купец – птица вольная, уйдет за море, найдет новый безопасный путь, и поминай, как звали вместе с деньгами, которые утекут в чужие карманы. А на что дружину кормить, на что самому жить? И велит князь седлать коней, и вместе с эскортом в сотню-другую латной конницы едет наводить закон и порядок к упоминавшимся кривичам (или словенам).

- Ну и кто разбой творит на моей реке, кто купца ограбил???? Подать сюда под мои грозные очи!!!! - вопрошает князь. Кривичи, естественно, бычатся, готовы схватиться за топоры, но дружина за князем кладет руки в кольчужных рукавицах на рукояти мечей. Топор в руках плотника-славянина оружие страшное, но меч в руках профессионала-дружинника в броне страшнее будет.

- Так эти торгаши совсем совесть потеряли. Где же это видано, столько за товар заламывать? - цедят кривичи сквозь бороды.

- Что купец жадный, я сам знаю (месяц назад, сволочь этакая, пытался от меня прибыль утаить), но закон есть закон, поэтому воровство на моих реках прекратить и купцов больше не трогать!

- Да мы его и пальцем не тронули! Живее всех живых, барыга проклятый!

- Ну и ладно, прощаю на этот раз! – великодушно отвечает князь (этих порубишь, а другие в леса уйдут и по каким болотам их тогда ловить?) - Товар купцу вернуть полностью (он с него мне еще денег должен), виру за разбой заплатить (не зря же я к вам с дружиной мотался, любой труд должен быть оплачен) и всем отныне жить по закону (ну а если закон еще не писан, то по понятиям... по моим, конечно).

– Да – уже садясь в седло, оборачивается князь – чтобы помнили, кто тут теперь хозяин, через год дань готовьте. Приеду – лично проверю (известная практика полюдья, когда князь каждый год объезжал подконтрольные территории и собирал с них дань).

Не ручаюсь за дословную точность диалогов, но думаю, что суть процесса понятна. Очистив реки от пиратских шаек, грабивших купцов, князья взялись за наведение порядка среди племен, обитающих на берегах этих рек. Таким образом начинает складываться то, что мы теперь называем Киевской Русью, то есть страна со столицей сначала в Новгороде, а затем в Киеве и приведенными к порядку и платящими дань окружающими племенами славян, финнов, торков, клобуков и других. Национальностью и речью новых подданных князья интересовались не больше, чем национальностью собственной дружины, но, по прихоти истории, большая часть покоренных (точнее, приведенных к порядку) племен говорила на восточнославянских диалектах (общего литературного языка еще не было, как и литературы), откуда и появилось понятие о «первом государстве восточных славян».

Хочу на вы идти или «это наша корова».

Естественно, что никто не любит конкурентов, особенно в таком прибыльном деле, как обирание купцов. «Это наша корова, и мы ее доим» - или что-то вроде этого заявляет Олег, преемник Рюрика в Новгороде и плывет на юг в Киев. В летописи сказано, что Олег пригласил киевских князей Аскольда и Дира на пристань посмотреть привезенные товары и там убил. Вам это ничего не напоминает? А ведь очень похоже на «стрелку» между бандитами, когда одни, вместо того, чтобы договориться по понятиям, просто перерезали других. Кстати опять-таки не важно, были Аскольд и Дир отколовшимися дружинниками Рюрика или самостоятельными князьями – они были конкурентами в деле собирания дани с купцов. Таким образом, рюриковичи (так теперь зовут эту компанию) переносят свою столицу южнее в Киев и контролируют уже торговый путь от Балтики до Черного моря, а на историческую сцену через несколько лет выходит князь Святослав.

Святослав, после Рюрика, самый известный князь Киевской Руси. У нас создали классический образ князя-воина, который и на попоне спал, и вместе с дружиной ел, и честно сообщал противнику: «Хочу на Вы идти!» Воевал Святослав действительно хорошо, полководец был талантливый, только войны не начинаются потому, что кто-то умеет хорошо воевать, то есть, по факту, хорошо убивать. Воевать только для того, чтобы убивать – это психическое отклонение, характерное для берсерка, но никак не для полководца и, тем более, князя. У войны должна быть причина, и в 9 случаях из 10 это деньги и доход в виде грабежа, новых данников и территорий, контроля торговых путей и прочих банальностей. Святослава с дружиной носило то в устье Волги, то в Крым, то в Болгарию. У нас как-то о целях походов Святослава говорят мало, но все встает на свои места, если помнить, что основой благосостояния рюриковичей был контроль над торговыми путями.

Первая цель Святослава – Хазарский каганат, обосновавшийся в устье Волги, то есть очередное устранение конкурента на втором по значимости торговом пути. С хазарами у Святослава все получилось удачно. Столица каганата Итиль была сожжена, хазарские купцы, наживавшиеся на перекупке товаров, перебиты, а сами товары уничтожены. Аналогично Днепру, Волга теперь была под контролем рюриковичей от истока до самого устья. После этого Святослав отправляется с дружиной в Крым, где захватывает Тмутаракань и основывает княжество, контролирующее торговый путь по Азовскому морю и Дону. Но аппетиты растут вместе с доходами, и следующая цель набирающего мощь синдиката «Рюриковичи и К°» – Болгария, конкретно город Доростол на Дунае.

У нас часто говорят про бедных славянских братьев болгар, стонущих под игом Византийской империи. Стонали так громко, что даже на Днепре было слышно, но можно найти и более банальную причину похода в Болгарию. Доростол стоит на Дунае - крупнейшей торговой артерии всей Южной Европы. Впрочем, может быть и сказал Святослав на вече в Киеве что-то вроде: "Свободу братьям-славянам от византийских эксплуататоров"! Пропаганда была и в X веке. Как бы то ни было, Святослав с дружиной идет походом на Византию. Если бы выгорело с Доростолом, то уверен, что цепкие лапы киевских (или уже доростольских) князей потянулись бы к Царь-Граду (Константинополю). Увы, кусок оказался слишком большой, а византийская империя еще вполне дееспособна. Император Цимисхий наносит поражение Святославу под Доростолом, наглядно объясняя, где проходит граница сфер влияния и что «это не его, Святослава, корова». Период военных авантюр заканчивается, приходится рюриковичам довольствоваться Восточной Европой, а Киевская Русь обретает уже известные по истории очертания.

Таким образом, на то, что мы сейчас понимаем под термином «государство», Киевская Русь походила мало. «Государство — организация общества, располагающая специальными механизмами управления и принуждения, устанавливающая правовой порядок на определённой территории и обладающая суверенитетом (по Википедии)». Не было там ни общества, ни определенной территории. Механизм управления населением (властная вертикаль) только намечался. Правда уже был механизм принуждения (как же без него) и какой-то правовой порядок, но только на торговых путях. Одним словом, Киевская Русь на момент возникновения и еще долго после – это города на торговых реках с засевшими в них князьями с дружинами и окружающие племена, живущие своей жизнью в лесах и болотах и платящие этим князьям дань.

Означает ли это ущербность Киевской Руси? Да ни за что! Практически все европейские государства раннего Средневековья прошли сходный период развития. У меня нет оснований думать, что французские короли, контролировавшие Сену с острова Ile-de-France, или засевшие в устье Темзы английские монархи руководствовались другими мотивами. «Nothing new under the sun» - нет ничего нового под солнцем, как говорят сами англичане.

 

Статья поставлена на сайт 5.06.2017

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt