light Главная light Почта light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36 Тел. 8-916-228-33-18
slogan
name
     
Выпадающее меню Javascript DHTML . Издатель dhtml-menu-builder.com

Д. Ю. Медведев-Барьяхтар боевое искусство единоборство

Обзор литературы,
или как пишутся книги по боевому искусству.

"Писать-то я могу, а вот сможете ли вы это читать…"
Авторский афоризм
.

Бывали ли вы в спортзале? Если читаете эту статью, то 9 к 10 что хоть раз да заходили. А бывали ли вы на книжном рынке? Вот тут вероятность посещения гораздо ниже. Как говорят в народе "сила есть ума не надо". Допустим, что лично у вас сила с умом каким-то образом сочетается, и вам интересно не только набить кому-нибудь физиономию, но и почитать на эту тему что-нибудь интересное. Где найти это что-нибудь? Да желательно в большом объеме и по не слишком высокой цене. Разыскать на рынке лавки, торгующие литературой по боевым искусствам, нетрудно. Естественно, что количество посетителей подобных мест значительно уступает толпам, штурмующим столы юридической литературы или литературы по программированию, однако народ все-таки есть. Смотрят, прицениваются, выбирают. Я тоже в свое время занимался тем же самым, пока не наскучило перебирать одни и те же издания. Однако ходить в подобные места я не перестал. Правда, смотреть стал не на прилавок, а на тех, кто около него толпится. Очень, знаете, любопытное занятие.

Вот респектабельный мужчина в летах с соответствующим возрасту брюшком морщит лоб, пытаясь разобраться в нагромождении незнакомых названий, и, наконец, после долгих раздумий спрашивает продавца: "Извините, а нет ли у вас что-нибудь по каратэ?" Могу побиться об заклад, что это старая гвардия, помнящая еще полулегальные тренировки в подвалах, собирается "тряхнуть стариной" и вспомнить молодость.

Забежала пара худых подростков. Для этих каратэ и ушу уже вчерашний день и так же устарели как пионерская организация и политинформация перед уроками. Равнодушными взглядами скользят они по обложкам, на которых узкоглазые мастера в кимоно картинно задирают ноги выше головы (иногда своей, иногда чужой). После недолгих поисков они находят что-то вроде техники владения парными розочками от бутылок и, шумно обсуждая открывшиеся возможности, уносятся по направлению к выходу.

Следующий посетитель выделяется из толпы дорогим спортивным костюмом и фирменными кроссовками, разворотом плеч и слегка скучающим взглядом. Это, кажется, профессионал, притом, судя по апломбу, не ниже КМСа. Скучающий взгляд по мере просмотра прилавка с литературой плавно переходит в пренебрежительный (любопытно, что часто совершенно обоснованно). О! Листает литературу по боксу и, как видно, не найдя для себя ничего нового, пружинистым спортивным шагом отправляется дальше.

За ним подходит прямо противоположный субъект. Глаза не пустые, чего не скажешь обо всем остальном. Какой-то он… худосочный, что ли. Это теоретик. У самого дома, небось, вся эта лавка на книжных полках стоит с раритетами в виде советского самиздата в придачу. Просматривает прилавок на предмет новых изданий и, не найдя ничего нового, тоже удаляется, неодобрительно хмыкая на предмет того, что дельно писать совсем разучились.

Долго мнется около стола пожилая женщина. Берет одну книгу, полистав, кладет обратно. Другую. Наконец, отчаявшись, просит продавца подобрать что-нибудь для сына-оболтуса, который "совсем ничем не интересуется". Уходит счастливая, пряча в сумку учебник по ушу. На самом деле это последний экземпляр, пролежавший на прилавке около пяти лет, но не бросаться же вдогонку, уличая продавца в недобросовестности. К тому же, для парнишки 14 - 15 лет, может, такая книжка подойдет в самый раз. В меру круто, в меру загадочно.

Следующий покупатель по-деловому спрашивает, вышла или нет очередная книга того или иного мастера. Это, скорее всего, представитель домашнего обучения, свято верящий в свои силы и в автора книг. Естественно, что чем больше книг, тем выше авторитет мастера. Самого мастера "вживую" ему видеть не нужно, вдруг разрушится с таким трудом созданный образ. Так год за годом, почитывая литературку и тренируясь по мере сил в уютной домашней атмосфере и живут подобные адепты, себе в удовольствие, а окружающим не в тягость.

Если же говорить серьезно, то сама идея литературы по боевому искусству, представленная огромным количеством изданий и немалыми тиражами, выглядит странно, если не сказать парадоксально. Посудите сами. Вы можете себе представить столы на книжном рынке, заваленные литературой по художественной гимнастике или, например, по плаванью. Вообразите себе, что на страницах книг и журналов ведется горячая полемика на тему того, какой стиль плавания лучший или более реальный: кроль или брасс, и для каких водоемов каждый из них подходит? Мастер по плаванию на спине, в свою очередь, рассуждает об общем энергетическом наполнении тренировок, а представитель баттерфляя отстаивает глубокие духовные корни своего учения. Или, если хватает фантазии, представьте себе домашний самоучитель по плаванию. Для начала там предлагается отрабатывать движения, лежа животом на стуле, а потом, по мере роста тренированности, перейти в ванну. Что будет с адептом, прошедшим полный курс подобной тренировки, окажись он в нормальном водоеме? Пожалуй, то же самое, что случится с тем самым представителем домашней школы с книжного рынка, когда ему действительно придется драться. Одним словом, ничего хорошего. Впрочем, одну-две книги тренеры по упоминавшимся видам спорта написали (не надо считать их глупее себя!), но превращать написание книг в профессию, а профессию в бизнес… Можно ли на страницах книги передать сложнейшую динамику движения человека? Книга все-таки не видеокассета, да и последняя тоже не дает полного эффекта.

Однако, несмотря на очевидную нелепость ситуации, книги пишутся и издаются немалыми тиражами. Насмотревшись на мучения читательской братии, я решил облегчить людям жизнь и сделать что-то вроде обзора литературы по боевым искусствам. Точнее не всей литературы, а тех ключей и подходов, которые существуют на данный момент. Тогда читатель сможет не перебирать горы изданий, а просто подобрать ключ, который его интересует и соответственно найти литературу в данной области. Да и критически пройтись по залежам маку…, гм…, извините, литературы тоже не помешает. В конце концов, есть такая вполне уважаемая всеми (исключая самих авторов) профессия - литературный критик. С учетом специфики предмета, то есть боевого искусства, можно сделать поправку, типа "критик от мордобоя" и попробовать свои силы на данном поприще.

В этой статье я не буду указывать конкретные издания. Во-первых, это все-таки не совсем корректно, а, точнее, совсем не корректно. Во-вторых, тема статьи обзор ключей, в которых пишутся большинство изданий на данную тему, а не разбор конкретных книг. В-третьих, называя издания, можно вызвать на себя гнев большого количества мастеров, что, естественно, небезопасно. Рассказывают же байку, что причиной смерти Брюса Ли был удар замедленной смерти, нанесенный одним из тех, кто был не согласен с тем, что он разглашал секреты китайского кунг-фу. Я, конечно, не Брюс, (впрочем, и Брюс не я), но жить хочется всем и неплохо жить. К тому же кроме удара замедленной смерти, есть еще публичное линчевание, что в нашем отечестве более вероятно. В-четвертых, каждый понимает предмет в меру своей испорченности, и то, что я нашел, прочитав гору литературы, возможно, свидетельствует не о недостатках книг, а о моей несостоятельности как читателя.

Первым ключом, с которого стоит начать обзор, будет информативный ключ. В таких книгах автор широким фронтом охватывает панораму нескольких тысячелетий, от непременных таинственных даоских отшельников, прячущихся от нормальных людей где-то в горах Древнего Китая до Брюса Ли на фоне современных небоскребов. После прочтения кажется, что последние три тысячи лет на Востоке ничем иным кроме повального мордобоя серьезно не занимались. Какой-то громадный ринг, или, с учетом местной специфики, татами, от покрытых лесом маньчжурских сопок до джунглей Вьетнама, от заснеженных тибетских перевалов до душного и влажного японского побережья. Дерутся все. Монахи, позабыв про молитвы, демонстрируют друг другу виртуозные приемы. Солдаты, побросав ненужное оружие, разбивают противникам носы. Полководцы, задвинув в угол планы компаний, становятся тренерами при тех же солдатах. Крестьяне, забросив рисовые поля, разучивают зубодробительные техники. Чиновники, вместо того, чтобы блюсти интересы государства, сочиняют трактаты на тему того, как еще можно ударить в грязь лицом ближнего своего. Купцы вместо подсчета барышей пересчитывают фамильные приемы. И так далее, и тому подобное. Кстати, когда один мой хороший знакомый впервые увидел китайца не на экране телевизора, а рядом с собой и бросился к нему с вопросами о кунг-фу (или гун-фу), тот сделал изумленное лицо и вежливо осведомился, о чем, собственно, идет речь. Можно не сомневаться, что он наверняка был бойцом какой-нибудь тайной школы и с чисто восточным коварством не захотел делиться своими секретами. К чести авторов, придерживающихся подобного ключа, в последнее время ринг явно начинает расширяться до масштабов всей планеты. Доходит до курьезов. В книге об американских индейцах великих равнин, которые, как известно, под конец своей героической истории сражались верхом на конях, считается хорошим тоном ввести главу о рукопашном бое, где, в частности, как прием рассматривается пинок ногой лежа на спине по стоящему противнику. Кто говорит что индейцы, упав на землю, не пинались?

Пинались, конечно! Однако стоит ли естественное для упавшего человека движение представлять как "технику рукопашного боя племен сиу-дакота"?

Информационный ключ, если немного разбавить его мистикой и прочими экзотическими атрибутами, плавно переходит в таинственный ключ. Подобные книги пишутся так, чтобы читатель, закрыв последнюю страницу, всей душой почувствовал, сколь о многом умолчал автор, и сколько еще непостижимого и неизвестного в данном вопросе. Засыпая на диване после чтения такой книги, читатель должен грезить Шаолиньским монастырем, гордыми самураями и непобедимыми крестьянами Окинавы, а также их современными наследниками, несущими из глубин веков не подлежащее разглашению сокровенное знание. Самый лучший прием при написании таких книг это умолкнуть на середине страницы, типа: "А дальше мне учитель рассказывать не велит…! Ни-изя-я-я"! Так что все претензии предъявляйте, уважаемые, к учителю, который непременно живет где-то в пещере на Тибете, там, где по-русски "Макар телят не гонял". Правда со временем "почтенная публика" от недосказанности стала уставать, и тогда некоторые секреты начали постепенно приоткрываться. Вот, дескать, посмотрите, какие тайны скрывали от широкой общественности эти узкоглазые супермены, и как я их впервые понял и раскрыл, не оставляя неясностей и недоговоренностей. Берите, люди добрые, на здоровье, мне тайн не жалко. Можно оптом, все секреты сразу. Можно в розницу, один - единственный. Зато какой, самый свежий, то есть, извините, древнейший, не подпортился, моль не побила. После прочтения книги читатель испытывает состояние эйфории, плавно переходящее в экстаз, оттого, что ему посчастливилось прикоснуться к крупицам сокровенного знания на страницах этой вот книжки тиражом эдак 30.000 - 50.000 экземпляров. Теперь-то он точно все знает и, шутя, разделается с любым противником, будь то хоть мастер спорта по боксу в тяжелом весе. Заметьте, 50.000 крупиц сокровенного знания, это впечатляет!

Кроме вышеупомянутых, существуют еще два ключа, которые при внешней несхожести, по сути удивительно напоминают друг друга: терминологический и научный. В терминологическом ключе читателя кормят китайскими (японскими, вьетнамскими, корейскими…) терминами, часто (или специально) не заботясь об их переводе на русский язык. Ци, дэ, шень, гун следуют одно за другим так, что создается четкое впечатление, что ты поймал китайскую радиостанцию. Впрочем, иногда термины все-таки переводят, намекая при этом, что перевод все равно не отражает сути явления и для уточнения истинного смысла нужно либо ехать на родину этих самых терминов, либо, что несколько дешевле, прийти к автору на тренировку и, заплатив положенную сумму, получить подробные объяснения из первых рук.

Научный вариант заключается в том, что все восточные заморочки излагаются простым, понятным и доступным… автору научным языком. В таких книгах вы не найдете японских или китайских терминов. Они заменяются сокращениями типа СПТ, ПЦМ, ПВ ЦМ, а также многочисленными определениями, которые на одном дыхании прочесть невозможно, а понять обычному среднему читателю и на втором не получается. Как говорят в народе: "Без пол литра не разберешь". Зато возникает стойкая уверенность, что, поняв и разобравшись во всем этом нагромождении китайских понятий и русских сокращений, а также, распутав все глубокомысленные извивы авторского мышления, изнурительные тренировки уже не будут представлять сколько-нибудь значительной сложности. На пути постижения таких систем вас не ждут заурядные травмы, вроде ушибов и вывихов, а, как минимум, благородное мозговое переутомление, а у особо настойчивых индивидуумов ситуация, которая очень точно характеризуется фразой: "Едет, едет крыша в дальние края". Мне лично при чтении этого разряда книг всегда вспоминались слова историка Льва Гумилева, что научная теория только тогда что-нибудь стоит, когда вы можете объяснить ее за полчаса вечером компании работяг за бутылкой водки. Да, не Гумилевы мы…

В связи с обретением независимости некоторых стран и крутым подъемом национального самосознания, появился обиженный ключ. Почему эти узкоглазые все заполонили? А мы что, хуже? Мы и ростом выше, и средний вес кулака на душу населения у нас больше. В конце концов, это мы дошли до Амура, а не китайцы до Волги. Ничего, сейчас копнем глубже в родимой истории и такого накопаем, что эти с Востока сами к нам учиться поедут и будут вместо кимоно сапоги и косоворотки одевать (а картина была бы!). Что? Копаем - копаем, а золотоносной жилы в прямом и переносном смысле так и нет? Ничего, мы люди талантливые. Дай нам в руки гвоздь, а мы по нему, если надо, всю металлургическую промышленность Киевской Руси реконструируем. Можно и от противного идти, в смысле, что если на Востоке так, то у нас с точностью до наоборот. Иногда я пытаюсь представить себе китайца, разрабатывающего приемы кунг-фу исходя из того, что "в России они по-другому делают". Как-то плохо получается! Впрочем, можно и не копать, и не сравнивать, а просто обвинить узкоглазых в том, что они сами все наши секреты своровали и своими сделали. Тогда все легче получается, и мы не чужой традицией занимаемся, а возвращаем свое духовное наследие, сворованное у нас во времена прошедшие. Можно еще набрать десяток способов, но суть остается та же: как бы этим китайцам и японцам с помощью наших доморощенных секретов накостылять так, чтобы навсегда наш русский (украинский, белорусский) кулак помнили.

Панораму ключей, в которых пишутся книги, нужно для полноты картины закончить последним, который условно можно назвать справочным. На практике это выглядит как ряд фотографий или рисунков, иногда снабженных предельно лаконичной подписью: кто - кого - куда - и чем. Краткость - сестра таланта. Походит на японскую живопись, где три четверти объема холста оставляли свободным. Аналогично этому короткие подписи, либо их отсутствие, дают полный простор для фантазии читателя на тему того, что же происходит между фотографиями, на которых зафиксированы начало и конец приема. И хорошо, если на прием тратится хотя бы две фотографии, одна на начало приема, другая на конец, а то и одной ограничиваются. По такому принципу пишутся не книги, которые, как известно, нужно читать, а справочники. Человек, заглянувший в них, должен найти любую информацию с минимумом пояснений и ссылкой, в какой литературе более подробно разбирается данный вопрос. Однако авторы подобных изданий обычно не опускаются до ссылок, и большая часть литературы по боевому искусству так и остается в куце-справочном варианте.

Логичный вопрос, в каком ключе я пишу свои статьи, и какой ключ из вышеперечисленных считаю самым подходящим? Панорам боевого искусства до меня уже написано достаточно много. Не вижу смысла прибавлять еще одну к уже имеющимся. К тому же такая работа больше подходит не тренеру (я именно это считаю своей основной профессией), а специалисту по истории и культуре. На Востоке я не жил, у тибетских монахов не учился и с ниндзями на улицах Москвы не встречался (хотя, не скрою, временами очень хочется). Фантазировать же на эти темы… так на то есть писатели фантасты. Очень уважаемая профессия. Не могу похвастаться я и особой супер эрудированностью, научными степенями и оригинальным научным подходом, позволяющими писать сверх сложно о сверх простом. Оставим это для диссертаций, типа "Влияние занятий восточными единоборствами на учебный процесс в общеобразовательной школе" (Положительное, положительное, влияние, можете не сомневаться, научно доказано!). Если учесть, что я совершенно не чувствую себя уязвленным тем, что каратэ изобрели на Окинаве, а ушу в Китае, то, честно говоря, ни один из упоминавшихся ключей меня не устраивает. Впрочем, есть еще один ключ. Жалко, однако, что книги в подобном ключе я могу пересчитать в своей библиотеке по пальцам одной руки. Это книги, в которых излагаются принципы формирования той или иной системы боевого искусства. Такие принципы не имеют ничего общего с историей, так как тогда они быстро выродились бы в традицию и перестали бы отвечать реальному меняющемуся миру. Они не тайные, так как нет смысла прятать то, чем пользуешься ежедневно, и что составляет суть твоей работы. Наконец, они не сложные, так как сложные принципы не мобильны и не жизнеспособны. Однако для того, чтобы писать в таком ключе принципы нужно, во-первых, иметь, во-вторых, осознавать, в-третьих, уметь излагать. А для того, чтобы данный подход не был слишком навязчивым и серьезно-назидательным, приходится использовать старый как мир прием и писать о серьезных вещах с юмором. И очень надеюсь, что читать это будет, по меньшей мере, интересно.

Статьи о разном.

Статья поставлена в интернет 20.05.02

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt