light Главная light Почта light Архив light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36
logo
slogan
name
     
Javascript DHTML Drop Down Menu Powered by dhtml-menu-builder.com

Эксперимент по наведению социальной справедливости.

"Отчего-то все стремящиеся к всеобщему счастью или справедливости рано или поздно непременно приходят к убийству."

Роман Злотников «Генерал-адмирал»


Дорогой читатель, тебя устраивает то, что происходит с нашей Родиной? Разве это нормально, когда кучка сволочей и воров присвоила себе право распоряжаться богатствами огромной страны? Они продают за рубеж добытые в наших недрах нефть и газ, а на ворованные деньги стоят себе особняки, учат детей за рубежом, катают на роскошных машинах своих баб, отдыхают и проматывают деньги на курортах. Где справедливость? Разве можно такое терпеть дальше? Я вкалываю как ишак на работе, а имею жалкую двухкомнатную квартиру и пятый год не могу обменять свой жигуленок на новую машину. На кого надеяться? На наше государство? Да щас. Они его купили, продали и снова купили. Судей, ментов, журналистов – всех купили на ворованные деньги. Все! Не знаю как ты, а я больше с таким мириться не намерен. По известной формуле «верхи» давно уже ничего не могут, а мы, «низы», так как сейчас не хотим. Пришла пора здесь и сейчас разобраться с жульем, что уселось нам на шею. Одним словом, предлагаю тебе, дорогой читатель, заняться вместе со мной социальной справедливостью. И не на словах, а на деле. Убеждать никого не будем. С этим быдлом в малиновых, ну или серых, без разницы, пиджаках разговаривать без толку. Ничего, отольется им народное горе.

С кого начнем? Далеко ходить не надо. Достаточно прогуляться за город. Вот они, трехэтажные особняки рядком за высокими заборами стоят. Сосновый лес вокруг шумит. В экологически чистой зоне дома понастроили, мерзавцы. А у меня в квартире форточку не открыть. Под окнами машины сплошным потоком идут. Ну скажи, товарищ, положа руку на сердце, разве можно на честно заработанные деньги такие дома строить? Вот с них и начнем, только… как то неуверенно я себя чувствую. Ну, зайдем мы к ним и что? Пожалуй, надо весомых аргументов поднакопить. Тебе автомат Калашникова подойдет? А я себе ручной пулемет на шею повешу. Да, ладно, мужик, не пугайся. Никого мы убивать не собираемся. Мы же не киллеры какие-то. Договоримся по-хорошему, а оружие так, для убедительности. Готов? Вот теперь полный ажур. Пошли справедливость наводить.

Вот он, хозяин жизни, на крыльце стоит. Отожрал мурло, «златая цепь на дубе том». Много наворовал в девяностые, теперь отчитываться перед людьми пора пришла. А не робкого десятка мужик попался. Сразу видно, когда закалку получал. Ствол выхватил и в нас целится. Нет, ну ни стыда, ни совести. Мы ему к нему по-человечески договариваться пришли, а он за оружие хватается. Ничего, против лома нет приема, если нет… ручного пулемета. Все, довыхватывался. Э, товарищ, а что это у тебя руки трясутся? Да, я говорил, что убийств не будет. А как надо было поступать? Лучше чтобы это мурло в тебе или мне дырку сделало? Ну, так вздохни глубже и возьми себя в трясущиеся руки. Революций без крови не бывает и нечего тут из себя девственницу строить. Чтобы тысячи жили счастливо, одну свинью и пристрелить не грех. Ты лучше глянь, кто появился. Ноги от ушей, в которых золото болтается. Сразу видно, что бывшая манекенщица. А я моей бабе на серебряные сережки и то еле накопил. А как она к нему кинулась! Да ладно тебе, какая к лешему любовь? Просто теперь некому будет ее наряды оплачивать и за границу на курорты возить? И не надо так орать, а то у меня уши закладывает. Ну убили, и что теперь? Никто его за оружие хвататься не просил. Что ты там пропищала, что у нас тоже оружие? Нет, ну баба всегда дурой была, дурой и останется, особенно если гламурной. Мы почему оружие в руки взяли? Социальную справедливость защищать, а он свое шкурно нажитое добро отстаивал. Разницу чувствуешь. Слушай, товарищ, а может, давай ее… Этому жирному борову давала, а мы чем хуже? Хоть и худая, а мне понравилась. Мою-то Клаву уже и вдвоем не обнять. Ну что ты на меня так смотришь? Да шучу я, шучу. Понимаю, что сейчас мы серьезным делом заняты. Сегодня не до этого.

Вот и первая победа, товарищ. А жил-то, а жил-то, сволочь. Дом в несколько этажей. Во дворе три джипа стоят. Несколько миллионов в банке. Давай возвращать ворованное у нас добро. Деньги как делить будем? Если на весь город, так это по десятке долларов на семью и придется. И оно кого-нибудь спасет. Если на район, то уже чуть больше получается. Если на улицу.… А с другой стороны? Они с нами пошли, они под дуло пистолета подставились? Отсиживаются трусы по углам, а теперь на дармовщинку разжиться хотят? Нет, давай по-честному. Половину тебе, а половину мне. Договорились? Ну и ладушки. Три джипа во дворе. Пополам никак не делится. Как и дом. Да, проблема. Ну, ничего, давай так. Дом и один джип и мне, а два джипа тебе. А чтобы в накладе никто не остался и обиженным себя не чувствовал, пошли еще к одному вору наведаемся. Справедливость она, товарищ, превыше всего.

А, понял сволочь, что с народом шутки плохи, что совесть тоже иметь надо. На пороге встречает и ствол из кармана уже не вытаскивает. Нет, ну ты слышишь товарищ, что этот ворюга говорит? Что все нажил своим трудом и по 14 часов в день из офиса не вылезал. А я по 8 часов на заводе вкалываю. У тебя сколько комнат в доме? Четырнадцать. То есть, типа, за час рабочего дня по одной комнате заработал. Тогда почему у меня при восьмичасовом рабочем дне комнат всего две и не в отдельном особняке, а в обычном блочном доме? Молчишь, нечего ответить. Правильно, хватит по 14 часов в день народное добро присваивать. Выметайся отсюда. Поживи где-нибудь в коммуналке, как честный народ живет. Эй, товарищ, что-то он подозрительно легко согласился. Знаю я таких. Сейчас согласился, а завтра тебе или мне в спину выстрелит. Стой, говорю, куда пошел? Становись к стенке. Хватит над людьми издеваться. Все. Нет человека, нет проблемы. Что, самое главное, ни сегодня, ни завтра.

О, а это кто еще из дома вышел? Оказывается, у этого семья имелась. Жена с двумя детьми. Что она нам кричит? Кто детей кормить будет? Ничего, женщина, не расстраивайся. На улицу с детьми не выгоним. Мы же за справедливость. Отведем одну из комнат. Найдешь себе мужика с нашего завода, и вырастут дети честными людьми. Да, а ты что думала? Поживут как все. Вместо Оксфорда поступят вместе с моими пацанами в техническое училище, а отдыхать, если не знаешь, можно не только за границей. Поедем летом вместе на Селигер с палаткой. Поняла политику партии? Слушай, товарищ, ты глянь, как этот пацан на нас смотрит. Чисто волчонок. Как думаешь, когда вырастет, вспомнит, как мы его отца к стенке поставили. А если не вспомнит, то мама-то уж точно расскажет. Что??? И его пристрелить? Совсем охренел. Мы с тобой кто, фашисты? Нет, детей мы не убиваем, но и оставить так тоже нельзя. Сначала я думал уговорить тебя им в доме комнату выделить, но, кажется, ошибался. Пусть в Сибирь едут, а то и куда подальше. В деревне поживут. Может быть, со временем, и поймут, что такое своим хребтом кусок хлеба зарабатывать. Все, все, ступай милая. Как это никуда с детьми не пойдешь? Это ты будущему мужу будешь истерики закатывать. Меня, как и твоего прошлого мужа, они не интересуют. Шучу. Уберите этих со двора моего товарища. Нам надо делом заниматься.

Уф, славно потрудились. У тебя закурить есть? Да не тычь мне свою пачку Беломора. У этого, который у стенки лежит, из кармана Мальборо торчит. Ему оно уже без надобности, а нам пригодится. Затянулись. Хорошо! Вот теперь все действительно по справедливости. У меня счет в банке, и у тебя счет в банке. У меня дом, и у тебя дом. У меня два джипа, и у тебя два джипа. И, заметь, все это мы не воровали. Мы только вернули то, что они, пользуясь нашей доверчивостью, отняли у народа. То есть у нас с тобой. Вот теперь заживем! А воздух-то, а воздух…

В доме как жить будешь? Одному нельзя. Если один все займешь, то таким же олигархом, как они станешь. У этого 14 комнат было, так займи четыре, а в восемь подсели тех, кто за свою жизнь ничего кроме коммуналки не видел. Что, в коммуналке не восемь семей живут, а восемьдесят восемь? Да, проблема. На всех все равно не хватает. Не знаю как ты, а я к себе в особняк родственников позову. И люди честные, и атмосфера спокойнее будет. Борцам за справедливость тоже отдыхать надо. А джипы, думаю, надо себе оставить. Нам еще долго за справедливость бороться придется. Не топать же к очередному ворью своими ногами, да и таскать на себе этот пулемет я уже запарился. Что, на какую еще работу ты завтра с утра собираешься? Нам теперь с тобой не до работы. У нас более серьезное дело. Мы будем социальную справедливость насаждать, блюсти и защищать. Больше некому. На нас вся надежда, что жизнь теперь по-честному пойдет. Все, давай лапу. Я пошел устраиваться на новом месте, бывай.

Слушай, товарищ, пока я не ушел, что-то я сомневаюсь в том, что мы с тобой все правильно сделали. Ну, давай откровенно. У тебя четыре комнаты в особняке за городом, две машины, деньги на счету в банке. А не много для честного человека?

 

Знакомая ситуация, уважаемый читатель. А все это уже было в нашей истории в 1917 году. Разве что вооружены были борцы за справедливость не ручным пулеметом, а трехлинейкой, да не джипы делили, а лошадей. К сожалению, как сказал Бернард Шоу, «Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков».

 

Намного о причинах появления статьи на форуме.

Статья поставлена на сайт 4.06.2012

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt