light Главная light Почта light Архив light Карта сайта light Тел. 8-495-395-60-36
logo
slogan
name
     
Javascript DHTML Drop Down Menu Powered by dhtml-menu-builder.com

Этапы обучения боевому искусству и рукопашному бою.

В 1997 году, почти пятнадцать лет назад, была написана статья «Уровни обучения боевому искусству». Основная идея была в том, что любой занимающийся в зале человек проходит в своем развитии три основных этапа: ученик, боец, инструктор. Время идет, информация накапливается и нуждается в обобщении и новом переосмыслении. Попробуем еще раз набросать основные этапы развития, но более систематизировано. За исходную точку возьмем то, что в процессе тренировок изменяются три основные составляющие: физика, техника, психика человека. Проследим, как меняются на каждом этапе пути эти составляющие.

Ученик

Человек приходит в спортзал, мечтая научиться самому эффективному и действенному, с его точки зрения, стилю. Не так важно, борьбе он будет учиться, осваивать технику боксерских ударов или чему-то более экзотическому. Главное, что он готов к учебе и восприятию новых знаний. От каких факторов зависит успешность данного мероприятия?

Физика.

ученик в боевом искусствеВ спортзале адепт сталкивается с новыми, непривычными нагрузками и с протестами привыкшего к сидению за компьютером или телевизором тела. Каждому знакомо ощущение, когда на тренировке не хватает дыхания, гудят спина и руки, не хочется вставать с постели утром на ноющие ноги и так далее. Впрочем, все это со временем проходит. Тело адаптируется, скоростно-силовые характеристики повышаются, подтягивается живот и так далее. Естественно, перемены радуют и доставляют удовольствие. Приятно, что там говорить, показать девушке увеличившийся в объеме бицепс. Однако будем помнить, что цель прихода в спортзал все-таки не объем бицепса, в противном случае стоит пойти в обычную качалку, а обучение боевому искусству. Основным физическим качеством, которое необходимо ученику, будет не сила, не скорость, не выносливость и гибкость а… координация, или умение так согласовать мышцы тела, чтобы выполнить поставленную перед ним двигательную задачу, в нашем случае прием боевого искусства.

Задача эта, особенно в первый момент, более чем серьезная. Практически все приемы боевого искусства, что броски, что удары относятся к сложно координационным действиям. То есть для их исполнения нужно вовремя включить в работу и согласовывать большое количество групп мышц. Да простят меня любители атлетической гимнастики, это не жим штанги от груди, где все необходимые с точки зрения координации движения вполне умещаются в формулу сгиб-разгиб. Более того, если силовые или скоростные характеристики опережают координацию, учиться будет сложно. При излишнем количестве силы ученик пытается сделать прием не за счет техники (читай скоординированной работы всех мышц тела), а за счет тех групп мышц, которые у него наиболее развиты на данный момент. Так, как правило, перекачанные ребята пытаются бить удар за счет трицепса, разгибающего руку в локтевом суставе, а не за счет согласованного вложения руки, тела и ног в удар . При перевесе скоростных характеристик ученик торопится выполнить прием быстрее, чем тело может понять, что от него требуется. Как бы проскакивает многие важные моменты в технике. Замучился повторять на тренировке тривиальную истину – если не прием не получается, сначала сделайте его медленно, а лишь потом увеличивайте скорость. Когда в детстве мы учились писать, мы медленно выводили палочки – закорючки, а не строчили в тетрадке со скоростью стенографистки. Каждому ученику хорошо бы повесить над кроватью лозунг: основные враги координации - неумение расслабляться и торопливость в движении.

Техника.

ученик в боевом искусствеТо есть броски, удары и прочие премудрости на вечную, как сам мир, тему как отоварить своего ближнего. Первая задача ученика – овладеть всем возможным арсеналом техники школы. Овладеть в данном случае не значит уметь применять все приемы в схватке. Количество «коронок» у бойца ограничено и, как правило, вирируется от 2 до 5 приемов. Почему нужно отрабатывать весь арсенал, и не стоит ли ограничиться отработкой одного – двух приемов? Вроде получается, что и время сбережем и технику отточим лучше. Но люди-то все разные. На одного ложится бросок через бедро, на другого передняя подножка, а третий из любой ситуации выкрутится с помощью броска через грудь. Заранее сказать, что на кого ляжет сложно, если не сказать невозможно. Выбор же подходящего приема делается не умозрительно (мало ли кому и что нравится), а определяется по мере роста и накопления опыта схваток. Есть освоенный арсенал, будет и возможность со временем выбрать то, что станет реальным оружием в бою. Нет – и выбирать будет не из чего.

Психика.

Банальный вопрос - зачем человек приходит на тренировку? Понятно, что учиться. То есть он заранее согласен, что инструктор владеет предметом лучше, чем он и хочет научиться владеть им также, или даже лучше в зависимости от личных амбиций. Но вот в чем проблема. Инструктор может очень многое, но он не может выполнить прием вместо ученика. И как бы подробно не объяснялась информация, перекладывать на себя ее придется ученику самостоятельно. Господь Бог создал людей разного роста и веса, с разным развитием групп мышц, с разной амплитудой движений суставов и так далее. Ни один инструктор не способен влезть в «шкуру ученика» и дать ему абсолютно исчерпывающие объяснения. То есть нужен очень тонкий баланс между умением и готовностью учиться и личной инициативой занимающегося. Уклон в одну сторону даст всего лишь неудачное копирование движений. Уклон в другую сторону чреват самодеятельностью и потерей эффективности приема.

Впрочем, есть и другие точки зрения на данную проблему. На востоке четко знали, что сенсей всегда знает все лучше ученика. Как в том армейском анекдоте. Пункт первый - сенсей всегда прав. Пункт второй, если сенсей не прав, смотри пункт первый. Впрочем, то, что для нас осталось казарменным юмором, для наших восточных собратьев по татами подход вполне естественный и отвечает их пониманию порядка вещей. Ой, как же не хватает некоторым нашим сенсеям такой безоглядной веры в них учеников! Розовая мечта в голубой каемочке: ты вещаешь, а толпа людей с замиранием сердца внимает каждому слову нового мессии от мордобоя. Лично же с моей, инструкторской точки зрения, умение сомневаться в том, что тебе говорят и есть одна из наших сильных сторон. Люблю, когда ученик слегка отворачивается в сторону, морщит лоб и в его глазах мелькает сомнение. Затем разворот, и решительном шагом прямо ко мне. Выяснять, что и почему не так (кстати, не так легко решиться на подобный поступок, ставящий под сомнение авторитет уважаемого инструктора). Значит, начал думать. Не тупо повторяет то, что я показываю, а пытается понять и пропустить через себя. Выгода обоюдная. Если у меня есть ответ на вопрос – поймет и начнет развиваться дальше. Если же не ответа нет… значит начну думать и развиваться я.

Боец.

Ученик изучает технику, жадно набирает информацию из любых источников. Боец уже понимает, что увеличивать количество приемов и вариативность техники можно до бесконечности. Перед бойцом стоит другая задача - применить технику для того, для чего она и предназначена, то есть для достижения победы в схватке с противником. И опять-таки не важно, по каким условиям ведется бой. Обусловленный это спарринг, соревнования по правилам в борьбе, боксе или рукопашном бою или драка на улице. Рамки могут быть шире или уже, смысл один – бойцу противостоит конкретный противник, с которым он должен справиться с помощью своей техники, физики и психики.

Физика.

Прием в боевом искусстве делается за счет тела. Как было сказано выше, мы не в шахматы играм. Отрицать роль физической подготовки в рукопашной схватке может только человек, который ни разу в эту схватку не вступал. Да, техника тоже очень много значит. По факту же, техника это наиболее рациональный способ использовать физические качества конкретного бойца. Но, чтобы использовать, сначала надо их иметь. Характер нагрузок в схватке (особенно рукопашной) очень разный, что сильно отличает ее от большинства видов тяжелой и легкой атлетики. Существует пять основных физических качеств: сила, скорость, выносливость, гибкость и ловкость (координация) и развивать бойцу придется все эти качества. Однако приоритеты здесь расставить стоит. Бойцу (особенно рукопашнику) необходимы сила и скорость, нужны ловкость и выносливость и желательна гибкость. Почему именно в таком порядке.

Сила и скорость это первые условия того, что прием будет вообще выполнен в схватке. Это только в айкидо можно пользоваться только силой противника. Нам до такой крутости далеко. Бросковая техника требует по большей части силовых качеств, ударная – скоростных. Комбинированная ударно-бросковая подготовка для рукопашного боя это очень хороший баланс первого и второго.

Ловкость родная сестра координации. Различие в том, что координация это то, что человек может сделать с собственным телом, ловкость – то, как он с помощью этого тела решает внешние двигательные задачи. Если ученик с помощью координации разучивает прием, боец должен быть достаточно ловок, чтобы выполнить этот прием в схватке с противником. Вовремя и по нужной траектории вложить удар в открывшуюся брешь в обороне, поймать движение противника и бросить его в правильном направлении и так далее.

Выносливость. Часто приходится слышать, что настоящий бой всегда быстротечен. Почему-то отстаивающие данную точку зрения инструктора, как правило, атлетическим телосложением не отличаются. Опыт же рукопашных схваток говорит о том, что бой бывает быстротечным тогда, когда либо противник либо ничего не умеет, либо не готов к схватке (имеющиеся навыки не актуализированы). С подготовленным и готовым к схватке противником, как правило, приходится повозиться. Иногда в переносном смысле, иногда и в прямом (имеется в виду партер). А уставший это не боец, какой бы эффективной техникой он не обладал.

А как же гибкость? Где же красивые и амплитудные удары в голову? Как раньше говорили - нет шпагата, нет каратиста (сродни - нет йога без лотоса). Меньше нужно фильмы с Ван Даммом в главной роли смотреть. В первую очередь, гибкость это не только шпагат, гибкость это амплитуда движения суставов, то есть сюда относятся и плечевые суставы, и запястья, и скручивание позвоночника и многое другое. Во вторую очередь, удары ногами в голову в серьезной рукопашной схватке это скорее исключение, чем правило. Слишком удар ногой медленный, слишком долго человек находится на одной ноге и не может маневрировать, слишком большую дистанцию требует такой удар и так далее, и тому подобное. Одним словом, ногой в голову бьют либо мастера, либо... (подставить термин в соответсвии со своим лексиконом). В третьих, амплитуда в остальных суставах в схватке используется редко. Так руки должны быть всегда перед корпусом для более быстрой атаки и защиты. Поэтому амплитуда в плечевых суставах для рукопашной схватки практически не нужна. А любой люфт в районе запястья при ударе напрямую ведет к травме. Вот почему гибкость - желательна, но не обязательна.

Техника.

боецЕще раз стоит напомнить, что техника нужна бойцу не для демонстрации приемов на публике, а для победы в схватке с конкретным противником. А противник живой человек, который, по непредсказуемости действий, опережает самый сложный тренажер. Однако определенные закономерности в его действиях все-таки просматриваются. Если быть кратким, то их можно свести к нескольким правилам.

Если вы не атакуете противника – то он атакует вас, вынуждая уйти в защиту. А защита дело такое… ни одна защита не бывает абсолютной. Не первый или второй, так третий удар обязательно пройдут. Далее вести бой будет уже сложнее в силу объективных повреждений, которые наносит телу удачный удар или бросок. Вообще, увлечение защитой в схватке напоминает игру в футбол в одни ворота. Он атакует ваши ворота раз за разом, вы защищаетесь, пока, наконец, не допустите естественную в этом деле ошибку. Он же, в силу отсутствия вашей атаки, остается целым и невредимым. Поэтому первая задача, которая стоит перед бойцом в схватке – умение наступать и атаковать.

На этом можно было бы и закончить, но если вы атакуете серьезного противника, он защищается, а если защита была удачной, тут же контратакует. Например, если вы ударили противника, он прикрывается, уклоняется, маневрирует и, затем, бьет в ответ. Если бросаете – приседает, сопротивляется, а затем пытается свалить на пол уже вас. Отсюда нужно не просто уметь атаковать. Нужно атаковать так, чтобы обойти защиту противника и, одновременно, быть готовым к атаке с его стороны. Вроде элементарные вещи, но как часто при отработке ударов, особенно в «боевых стилях» противника представляют не живым человеком, а чем-то вроде макивары, спокойно ждущей пока по ней отработает свою технику ученик. Аналогично и в бросковой технике. Далеко не только в одном айкидо считается, что при проведении броска противник расслабляется и бежит туда, куда нужно бросающему а затем по красивой траектории совершает полет на пол.

Однако все это так и останется идеями без конкретного приложения, если в дело не вступит процесс банального набора боевого опыта. Ученик, даже удачно выигравший одну схватку, и боец, выдержавший (выигравший и проигравший) десятки боев и схваток это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Выше было сказано, что каждый человек уникален. Аналогично уникальна каждая ситуация схватки. Противник может стоять дальше и ближе, присесть выше – ниже, по-разному защищаться и контратаковать и так далее. Как бы хорошо не оттачивался прием, но в бою надо делать поправки с учетом конкретной ситуации. Процесс осложняется тем, что бойцу приходится действовать:

  • в условиях психологического стресса, который сопровождает любую, даже обусловленную правилами схватку
  • при остром дефиците времени, поскольку ситуация в схватке меняется быстро.

Условно говоря, в голове у ученика имеется только один шаблон выполнения приема. В схватке, видя ситуацию подобную той, которая отрабатывалась на тренировке, боец делает необходимые поправки и возникает второй шаблон. На изобретение этого шаблона тратится определенное время. Кстати, именно поэтому неопытные бойцы так часто не успевают действовать вовремя. Имея два шаблона, изобретение третьего занимает уже меньше времени. Если количество шаблонов одного приема измеряется десятками, изобретение очередного шаблона уже не представляет проблемы и выполняется за минимальное количество времени. Техника выходит на уровень рефлекса.

Психика.

боецБой дело тяжелое. Только в фильмах герои умудряются бить друг друга по физиономии не оставляя синяков и гематом, не задыхаясь, не потея и не получая травм. На практике рукопашная схватка это боль, усталость, пот, травмы и прочие малопривлекательные переживания. Основное свойство психики настоящего бойца это устойчивость к этим, а также куче других отрицательных факторов. Поэтам с тонкой душевной организацией здесь делать нечего. Одним из самых серьезных воздействий, с которыми приходится сталкиваться бойцу, это психологический прессинг со стороны противника. Бойцу, в ходе даже ограниченной правилами схватке, приходится встречаться с конкретным человеком, которого ему надо победить, а противнику плевать с высокой колокольни на эти расклады. У противника свой, прямо противоположный сценарий того, что произойдет в ближайшие несколько минут. Иначе говоря, в схватке соревнуются не только физические качества и техническая изощренность, но и характеры конкретных людей.

Киевская Русь. 13 летний парень - холоп. По стечению обстоятельств его выкупают из холопства и предлагают стать ратником. Парень, естественно, на седьмом небе от счастья. Представился шанс из холопов вырваться в элиту средневекового общества.
- Да я... что угодно сделаю. И мечом научусь, и из лука, и на коне ездить буду!!! - горячится он.
- Ты, парень, не торопись. Мечом махать любого научить можно. Тебе же надо из себя холопа вытравить - объясняет ему пожилой ратник.
- Да меня уже выкупили! Я теперь свободный!
- Не в том дело, что выкупили. Ты вырос холопом. А холоп привыкает не своей волей жить, а волей хозяина. В бою противник не просто мечом перед тобой махать будет, он попытается тебя как человека сломать. Допустишь в самый решающий момент слабину – зарубят тебя.

Бой это стресс, и стресс серьезный. Неподготовленный человек в такой ситуации теряется и тем большее значение имеет настройка с которой боец выходит против противника. Сложные схемы здесь неуместны. В спокойном состоянии человек может держать от 5 до 7 центров внимания. В ситуации стресс это число сокращается до 3. Мы, на практике, ограничивались следующей тактической установкой:

  • иди вперед и бей
  • если противник отступает – преследуй
  • если идет на тебя – входи в захват и бросай

Естественно, эта установка работает только тогда, когда боец уже не задумывает о том, как ему делать тот или иной прием. В противном случае мы имеем дело еще с учеником, которому надо в первую очередь довести технику до автоматизма. При не отработанных до нужного уровня приемах количество центров внимания увеличивается и уделить внимание тактике боя все равно не получится.

Этот навык противостояния «человек – человек» еще одна особенность, которую не может воспроизвести ни один тренажер и не даст ни одна отточка чистой техники. Единственное условия для данного навыка – бой. Пусть спортивный, пусть ограниченный рамками правил, но бой, схватка, в которой встречаются два человека. Мы живем в относительно спокойном мире, где противостояние «человек – человек» сведено к минимуму путем писанных и неписанных правил и законов. И тем сложнее современному человеку ориентироваться в критической ситуации, когда противостояния не избежать.

Еще одна небольшая история из жизни тренера сборной команды по фехтованию города Ленинграда. Работа тренера одни сплошные нервы, то подготовка к соревнованиям, то соревнования, то сборы… Началась у тренера бессонница. Не получается спать и все тут. Пошел к психотерапевту занимающемуся проблемами со сном. Кабинет врача с десятком кушеток, на них пациенты. Врач ходит по проходам и что-то наговаривает. Один стал клевать носом, второй уснул, у тренера ни в одном глазу. Врач подошел и негромко просит: «Подождите в коридоре, я вами потом отдельно займусь.» Тренер вышел, сидит, ждет. Вышли выспавшиеся пациенты, врач приглашает его в кабинет. Смотрит у тренера на лацкане пиджака значок мастер спорта СССР.
- А вы боксер или фехтовальщик?
- Фехтовальщик, а в чем проблема?
- К сожалению, я не могу вам помочь. У вас психика настроена на жесткое противостояние любому внешнему воздействию.

Инструктор

Со временем характерное для бойца желание выяснить свой уровень путем спаррингов с противниками разной степени сложности уходит в прошлое. Опыт десятков схваток учит, что большинство победить можно, всех никогда. Всегда найдется кто-то более техничный, сильный, скоростной, а со временем и банально более молодой. Значит, подошел момент, когда пора начинать делиться накопленным опытом. Из бойца рождается инструктор. При этом нельзя не заметить, что из сотен прекрасных спортсменов в тренеров вырастают единицы. Почему КПД такой маленький, хотя технику и тактику боя опытный боец знает на зубок? Дело в том, что одного умения пользоваться техникой для формирования инструктора мало. Данный этап имеет свои особенности и свои закономерности.

Физика.

До уровня инструктора доходят не за один год. Сроки формирования инструктора исчисляются десятилетиями. За это время тело испытывает значительные нагрузки, суставы и связки изнашиваются, травмы наслаиваются друг на друга. Это может стать серьезным препятствием на пути инструктора, так как боевое искусство не та деятельность, где можно ограничиться только одним объяснением. Инструктор, который не может полноценно продемонстрировать необходимый материал ученикам, это что-то вроде диктора на телевидении без голоса, пытающегося объяснить последние новости с помощью рук аудитории не знакомой с языком жестов.

Как можно дольше сохранить спортивную форму – основная проблема инструктора на уровне тела. Для этого просто регулярно тренироваться уже недостаточно. Требуется знание и понимание анатомии и физиологии. В 15 лет травмы сами по себе проходят через неделю – другую. Возможности организма к регенерации еще очень высоки. После 20 – после небольшой, в общем, работы. После 40, а у кого и после 30, травмы сами по себе перестают проходить вообще. Нужна целенаправленная и сознательная работа основанная на понимании работы мышц и суставов. По логике, эту функцию должны выполнять специальные врачи-травматологи. К сожалению, найти знающего и понимающего проблемы специального спортивного врача задача очень сложная. Врачи же в обычных травм пунктах может и хорошо справляются со своими повседневными обязанностями, но мало чем могут помочь спортсмену. Как правило, максимум на что они способны, это поставить диагноз и посоветовать больше не заниматься делом, которое привело к таким последствиям.

Но изнашиваются не только скелетная мускулатура, внутренние органы тоже начинают давать сбои. С годами у одного человека барахлит желудок, у другого пошаливает сердце, у третьего не справляется со своими функциями печень. Умение найти свой, индивидуальный подход к телу – задача инструктора. И только поняв себя, инструктор может помочь имеющим сходные проблемы ученикам и бойцам.

"С двадцати до сорока лет эффективность тренировок каратэ зависит от тонуса скелетных мышц. С сорока до шестидесяти - от здоровья внутренних органов. После шестидесяти только от духа". - Хирокадзу Канадзава, глава «Международной Федерации Каратэ Сётокан» (SKIF), 10 Дан

Техника.

Ученик изучает технику, перекладывая и приспосабливая движение к своей психике и телу. При этом многие моменты он может проскочить, что называется, на интуиции. Для ученика важен не процесс понимания движения, а освоенный арсенал приемов. Для бойца – результат в виде выигранных боев и схваток. Инструктор должен переложить технику на другого человека. При этом ему приходится заново осмыслить и понять каждый нюанс уже знакомых до оскомины приемов. Мало того, это понимание нужно еще и перевести на понятный ученикам язык. В противном случае его объяснения будут понятны только ему одному.

Кроме этого инструктор должен уметь найти подготовительные упражнения, которые должны помочь адаптировать тело ученика к незнакомым нагрузкам. Разложить сложный прием на составляющие элементы и собрать его обратно. И так далее, и тому подобное: организация как отдельной тренировки, так и тренировочного процесса в целом, сочетание разминки, отработки техники, общефизической и специальной физической нагрузки, применение техники, расслабление. Все эти вопросы выходят далеко за рамки этой статьи, но именно из них и состоит повседневная работа инструктора.

Одна из наиболее сложных проблем в процессе обучения – так составить методику, чтобы подвести уровень отработки приемов как можно ближе к реальному бою. Проблема эта очень серьезная, так как во многих стилях между тренировочной техникой и спаррингом расстояние просто огромное. Достаточно взять за пример некоторые стили каратэ. Техника ученику ставится на воздухе, отрабатывается опять-таки на воздухе в ката, закрепляется в кихон-кумитэ (обусловленный спарринг на три шага) и… все. Вперед в бой по принципу «кто во что горазд». Со временем даже сформировалось специальное спарринговое каратэ, столь же похожее на классическое, как аист напоминает крокодила. В принципе, "ножницы" между отработкой и реальным боем остается всегда, но, со временем и при известной доли изобретательности, эту разницу можно существенно уменьшить. Способ - увеличение вариативности и постепенное усложнение изучаемой техники. Например, если брать прямой удар, то вырисовывается такая последовательность:

  • Умение бить удар по воздуху дает форму удара, которая состоит из траектории ударной конечности и правильной координации тела для последующего вложения в удар веса.
  • Вариантивность удара с передней и дальней руки, в голову или корпус.
  • Наработка удара на неподвижной лапе. Снчала выставляется дистанция и точность. После них – скорость удара.
  • Наработка удара по груше или макиваре. Проверяется правильная дистанция удара. Укрепляются ударные поверхности. Ученик учится вкладывать в удар силу.
  • Умение бить удар по лапе на движении вперед, на отходе назад, с шагом в сторону. Ученик учится применять удар в маневренном бою, так как противник в схватке стоять на месте не будет.
  • Умение бить удар с разворотом в любую сторону на 360°, что дает возможность применять прямой удар в групповой схватке.
  • Умение вязать удар в связки. С сохранением дистанции, то есть прямой удар – прямой удар (в голову или корпус в разных сочетаниях). С изменением дистанции: переход от ударов ног к прямому удару, от прямого удара к боковым ударам или ударам снизу или выход после прямого удара на бросок.
  • Сочетание атаки с умением защитить себя, с уклонами, отклонами, нырками.
  • Встречные удары под или через руку противника – кроссы.

Как сказал на это офигевший от такого объма отработок тренер окинавского каратэ: «Да зачем же столько?!» Все только для того, чтобы в бою с опытным противником этот один удар стал действительно опасным оружием.

Аналогично бросковая техника. Бросок на месте это хороший уровень, но учитесь делать броски в движении (назад, вперед, по кругу), на сопротивлении партнера, как контрприем после его атаки и так далее. Такие навыки будет легче потом перенести в схватку.

Психика.

Человек приходит в зал по разным, но личным мотивам. Одному не хватает уверенности в себе, другому – спортивной формы, третьему… Но все это личные мотивы. Человек готов трудиться, потеть, терпеть боль и усталость для совершенствования самого себя. Все усилия бойца направлены примерно в ту же сторону. Годы тренировок, десятки и сотни выигранных и проигранных боев и спаррингов и, в результате (если выигранных боев конечно больше), удовлетворение и реализация личных амбиций. В некотором роде, как ученика, так и бойца можно считать эгоистами в хорошем смысле этого слова.

Смысл труда инструктора выходит за рамки его личности. Никакая прямая личная реализация инструктору не светит. Инструктор это не тот, кто побеждает противника в схватке. В противном случае он еще не до конца прошел путь бойца. Инструктор это тот, чьи ученики и бойцы побеждают в бою. Инструктор реализуется через успехи своих учеников. Именно по этой причине так редко из профессиональных спортсменов вырастают толковые инструктора. Годы и годы работы только на себя и на свой успех формируют характер с определенными установками, преодолеть который получается далеко не у всех.

Это не значит, что инструктор не должен спарринговаться. Это было бы другой крайностью. Инструктору учит технике боя, а человек, по своей природе, очень склонен к фантазированию на любую тему. Очень легко, из самых лучших побуждений начать учить тому, что на деле окажется не рабочим приемом. Спарринг нужен инструктору, но совершенно с другой целью, чем бой для бойца. Инструктор должен убедиться и испытать на собственном опыте то, что техника, которую он дает в зале, действительно пригодится его учениками и бойцами в схватке, а не просто отнимет драгоценное время на тренировке.

Статья поставлена в Интернет 12.01.13

 

     
 
Rambler's Top100
copyright © 2009 created by sagitt